Выжившие выкидыши

Выжившие после абортов

Существует ли разница между понятиями «желаемый ребенок» и «желанный ребенок», и насколько эта разница важна? Я хотел бы показать эту разницу, настолько важную, что от нее зависит жизнь рода человеческого. Люди, старые и молодые, избраны жить, потому что их желали. Многие миллионы людей умерли, потому что их не желали. Несколько меньшее количество людей живут, являясь тем, чем они и являются. Их право на существование признается и защищается.

Мой друг — доктор Розе Швела, выжила в нацистском лагере смерти. Она выжила, потому что была избрана выжить. Каждый год умирает примерно шесть миллионов нежеланных, нерожденных детей. Миллионы евреев, цыган, украинцев, китайцев, филиппинцев были жестоко убиты во время Второй Мировой Войны не потому что были в чем-то виноваты, но просто потому, что их «не хотели». Около 150 миллионов детей ежегодно остаются жить, в то время как умирают их соседи, их братья и сестры. Не радость ли это — оказаться желанным, и не замечательно ли жить лишь потому, что кто-то избрал вас? В дальнейшем, изучая судьбу тех, кто выжил в лагерях смерти, стало ясно, что они часто впадали в депрессию, в их среде нередки случаи суицида. Многие глубокие психологические конфликты передались их детям. Похоже, что многие выжившие не нашли радости в жизни. Одна из самых больших трудностей — чувство вины. Вины выжившего. Они чувствуют себя виноватыми в том, что живут, в то время как другие, такие же, как они, умерли по причинам, им неподвластным. Тем, кто выжил, потому что был нужен, стало присуще чувство обреченности или же экзистенциальной тревоги. Они боятся, что однажды их жизнь оборвется, так же как оборвалась жизнь их братьев и сестер. Дети, избранные для жизни, в то время как их родители убили их маленьких братьев и сестер, очень недоверчиво относятся к родителям. Они тревожно присматриваются к своим мамам и папам, что влияет на их возможность задавать вопросы своей семье и изучать мир. Это подавление любознательности влияет на их интеллектуальное развитие. Оно ограничивает их свободу познания.

Простое предложение IPPF — «первое право каждого ребенка — быть желанным» является вопросом жизни и смерти для миллионов детей и угрозой еще многим миллионам выжившим после абортов. Сказать, что первым правом человека является право быть желанным, значит вынести смертным приговор миллионам нерожденных детей. Такое планирование материнства и отцовства создает культуру смерти и дисгармонии. Теперь мы уже не должны удивляться. Когда видим, что многие молодые люди апатичны, асоциальны, недоверчивы и пессимистично настроены относительно своего будущего.

Человек считается выжившим, если кто-то пытался убить его, или же когда его шансы на выживание были сравнительно малы, или же когда он был приговорен к смерти, а затем помилован, или же когда те, кто был рядом, кто был дорог ему — убиты. Поэтому существует 10 типов выживших.

1. Те маленькие дети, кто дышал несколько минут или часов. Они прожили свои последние минуты, отчаянно цепляясь за жизнь в мусорном ящике, или же они задохнулись, когда кто-то задушил их пуповиной. Они не были услышаны. Но Господь услышал их.

2. Те, кто выжил после незавершенного аборта. Кто-то из них теперь страдает параплегией, что-то потерял руки или ноги.

3. Те, кто выжил, в то время как их близнец был убит при аборте.

4. Те, чьи братья и сестры были убиты при аборте.

5. Те, кто умерли бы при другом законодательстве об абортах или при других социальных условиях.

6. Те, кто могли бы умереть, если бы родители знали, что они родятся людьми с ограниченными возможностями.

7. Те, кому угрожали: «Ты неблагодарный ребенок. Лучше бы я сделала аборт».

8. Те, кто был избран в процедуре отбора эмбрионов при искусственном оплодотворении. В то время как их братья и сестры были спущены в канализацию.

9. Те, чьи родители со всей тщательностью решали, делать аборт или нет, решив их оставить только потому, что в данный момент нашлись удобные причины.

10. Те, у кого по статистике были низкие шансы на выживание. В США количество таких людей насчитывает около 50%, в Восточной Европе — 20-30%, в Китае — 10-20%.

В настоящее время делается примерно 60 млн. абортов ежегодно. Две из трех беременностей прерывается насильственно. Выживает в разных условиях — от 150 до 200 млн. человек. У этих людей — глубокие психологические и социальные трудности, внутренние конфликты и постоянные личные проблемы.

Знают ли дети, что они выжили в результате аборта? Как правило, психиатры понимают, что в семье не бывает настоящих секретов. Дети находят способ понять, что происходит в семье, но часто стараются не говорить об этом, из боязни огорчить близких. Такие псевдосекреты разрушительны. Травма меняет поведение, восприятие и личность человека, который хочет, чтобы и другие знали, что произошло что-то критическое. В действительности невозможно утаить от ребенка аборт, можно только вступить с ним в тайный сговор и поддерживать этот псевдосекрет, но это вызывает подозрительность и порождает фантазии.

Дети узнают об аборте разными путями. У них есть интуиция. В своих мечтах, рисунках они часто могут передать то, что знают, что мама была беременна, и беременность потеряна. Когда-то давно маленькая девочка рассказала мне о своем страшном сне, в котором трех ее сестренок похоронили в тоннеле, вырытом в песке. Как говорила ее мать, она была единственным ребенком. Позже она призналась, что у нее в прошлом были три неудачных беременности.

Часто дети интуитивно чувствуют других членов семьи, рисуют лишних детей. Когда их просят нарисовать всю семью.

Дети слышат разговоры соседей, телефонные разговоры родителей, то, что говорится за стенами спальни. Иногда родители прямо говорят об этом детям, иногда из сожаления, иногда из чувства вины. Недавно стало модно привлекать детей к обсуждению вопроса, надо ли избавляться от очередной беременности.

Некоторым детям грозят: «Я ведь могла сделать аборт!»

Детям очень интересно все, что связано с их появлением на свет, и они могут прямо спросить: «Меня хотели? У вас были другие дети?»

Некоторые люди верят, что души жертв аборта не принадлежат Господу и бродят вокруг, часто давая о себе знать, особенно детям.

Иногда у детей бывают постоянные и воображаемые друзья, с которыми они играют, и позже они понимают, что это — их нерожденные братья и сестры.

Существует семь основных конфликтов, влекущих за собой самые разрушительные последствия для детей.

1. Вина выжившего

Дети считают себя недостойными жизни. Они чувствуют, что их братья и сестры, жертвы абортов, возможно, были лучше их. Иногда сами родители подстегивают эту мысль, говоря, что они должны быть хорошими, послушными детьми. Почему? Потому что ребенок, не родившийся в результате аборта, конечно же, был бы замечательным. Ребенок, занявший его место, не может удовлетворить родителей, как бы ни старался.

2. Экзистенциальное беспокойство

У выживших присутствует чувство надвигающейся судьбы, рока. Их беспокойство часто выливается в различного рода фобии и ночные кошмары. В одном из случаев это — повторяющийся кошмар, в котором за выжившим гонится ведьма. Он может спастись, только спрятавшись в телефонной будке. Из-за своего экзистенциального беспокойства выжившие склонны угождать людям. Они чувствуют, что важно быть популярными у ровесников, и не слишком беспокоятся о благодарности Богу.

3. Дополнительные беспокойства

Матери, пережившей аборт, и отцу, который об этом ничего не знал, не принимал участие или же не поддержал, очень трудно находить общий язык со своими детьми. Родители после аборта склонны реагировать на плач своего ребенка более раздраженно. Дети не доверяют родителям, которые могли убить одного из своих беспомощных детей. Они подозревают родителей, избавившихся от нежеланного ребенка, в том, что они повинны в убийстве хотя бы одного ребенка. Все это ведет к дополнительным беспокойствам, непониманию между родителями и детьми. Это означает, что дети никогда не смогут выжить без поддержки матерей. И в дальнейшей жизни дети все время проверяют родителей. А без доверия к родителям они не могут развиваться как личности.

4. Боязнь знания и самовыражения

Дети, выжившие после абортов, подозревают, что существует некий страшный секрет, почему они выжили, но они боятся кого-нибудь об этом спрашивать. Родители и дети, не сговариваясь, хранят этот ужасный псевдосекрет. Вы не спрашиваете, и я не отвечаю. Оттого, что они не задают вопросов, не знают, что же происходит на самом деле в семье, детям становятся непонятны многие вещи, касающиеся не только их семьи, но и те, которые имеют отношение к семьям вообще и к человечеству в целом. Они часто боятся демонстрировать свои сомнения и страхи. Их страх познания и выражения чувств, в конечном счете, приводит к общей боязни свободы, они могут предпочесть диктатуру демократии.

5. Трудности любви

Выжившие боятся доверять родителям, которые говорят, что любят их. Они склонны к цинизму во всем, что касается любви, они боятся близких отношений. Они боятся женщин, потому что женщины убивают детей. Они боятся мужчин, потому что мужчины не имеют законного права, не могут и не заинтересованы в защите малышей в самый уязвимый период их жизни. Они не доверяют государству, потому что оно отменяет законы, защищающие беспомощных малышей. Им трудно любить и быть любимыми.

6. Сомнения

Родители, дающие волю своей агрессии, убивающие своих собственных беспомощных детей, не доверяют сами себе. Боясь своей собственной агрессии, они склонны все время напоминать своим детям, чтобы те были осторожны. Дети вырастают осторожными, постоянно опасаясь ошибок. Они не могут доверять своим родителям, а, следовательно, недоверчиво относятся к своим собственным родительским способностям.

7. Онтологическая вина

Поскольку выжившие никогда не знают, сколько проживут, они никогда не строят планы на будущее. Они не используют свои возможности, не завершают образование. Они чувствуют вину за то, что не достигли в жизни того, чего могли достичь.

8. Обида

Выжившие постоянно испытывают чувство благодарности за то, что живут.

9. Саморазрушение

Поскольку у детей эгоцентричное видение Вселенной, они часто чувствуют свою причастность к смерти своих братьев и сестер. Одни наказывают сами себя своим саморазрушительным поведением, другие — попыткой суицида. Некоторые постоянно извиняются за то, что живы. Когда родители на них сердятся, они часто говорят: «Я знаю, я глупый ребенок. Простите меня за то, что я живу».

В заключение хочу привести несколько примеров.

Изабелла, 37 лет. Ее мать сделала четыре аборта уже после того, как она родилась. Она сама сделала три аборта до и один после рождения своего единственного ребенка. Она кажется приветливой и энергичной, но на самом деле часто испытывает недовольство жизнью, сердится на мужа и сына. Часто ей кажется, что она сошла с ума, у нее появляются неконтролируемые мысли. Она часто разрывает взаимоотношения с людьми, у нее плохое здоровье, ей трудно быть хорошей матерью, у нее появляются мысли о самоубийстве, депрессии, бессонница.

Александра, 26 лет. Жертвой аборта стал только один ее брат или сестра. Она сама сделала аборт. Хотя она весела и энергична, она не довольна тем, что живет. Она понимает, что не реализовала свои возможности, ей постоянно кажется, что с ней должно случиться что-то ужасное у нее постоянное чувство тревоги.

Ребенок может быть нежелательным, но все же желанным. Такой ребенок имеет право на жизнь и свободу, дарованные ему Богом.

Филип НЕЙ (Канада)

Психиатр и детский психолог, тридцать лет ведет научную и клиническую деятельность. Преподавал во многих медицинских вузах, создал три отдела детской психиатрии. В течение 15 лет вел научные исследования третируемых детей. Опубликовал 20 статей на эту тему. Очень быстро заметил зависимость между третированием и абортом. С недавнего времени занимается детьми, спасенными от аборта. Готовит к публикации книгу «Я больше не позволю над собой издеваться». В настоящее время преподает во многих странах и проводит семинары для людей, занимающихся лечением постабортного синдрома.

Использованные источники: www.realisti.ru

Люди, выжившие после абортов

Аборт является очень щекотливой темой и предметом жарких споров даже на государственном уровне. Отношение церкви к аборту известно: библия трактует аборт не иначе как детоубийство. Неудивительно, что многие говорят о моральном аспекте этого вопроса.

Однако, в жарких дискуссиях о том, является ли прерывание беременности величайшим грехом, или же это вынужденная мера в некоторых случаях, не стоит забывать, что, в первую очередь, аборт представляет собой сложную медицинскую процедуру.

Как при любом хирургическом вмешательстве, что-то может пойти не так. Как бы это не прозвучало странно, порой аборт может привести к преждевременным родам абсолютно полноценного и сформировавшегося ребенка.

Ниже представлены 10 невероятных историй о людях, утверждающих, что пережили аборт, и о том, что было до и после того, как их матери приняли решение о прерывании нежелательной беременности.

Ребенок выжил после аборта

1. Мелисса Оден (Melissa Ohden)

Девочка родилась в 1977 году далеко не при благополучных обстоятельствах. Мать Мелиссы решилась на солевой аборт, будучи на седьмом месяце беременности.

Прерывание беременности таким способом весьма опасно для здоровья женщины. К тому же, занимает больше времени, чем обычный аборт.

В редких случаях особо выносливые дети могут выжить, однако, как правило, остаются инвалидами.

По словам Мелиссы, вопреки ожиданиям матери девочка всё же вышла из утробы живой и невредимой. После чего женщина выбросила её в мусорный бак, где её нашла медсестра, проходившая мимо. Девушка услышала плач ребенка и достала малышку из бака.

Сегодня Мелисса Оден является активисткой движения против абортов. Женщина осуждает позицию президента Обамы, хоть и не прямо, но всё же косвенным образом, поддерживающего законопроект, разрешающий аборты.

В 2008 году девушка стала мамой в том же самом родильном отделении, где когда-то её собственная мать хотела от неё избавиться.

Поздний аборт

2. Джианна Джессен (Gianna Jessen)

История Джианны очень похожа на ту, которая произошла с Мелиссой, однако с более грустным финалом. Если Мелисса благополучно пережила попытку матери избавиться от неё, то Джианна после неудачного соляного аборта осталась инвалидом.

Мать попыталась избавиться от ребенка в третьем триместре беременности. Девочка выжила, но получила серьезные травмы. Врачи поставили Джианне неутешительный диагноз — детский церебральный паралич.

Мать отказалась от девочки. Позже малышку взяла на воспитание приёмная семья. Несмотря на то, что Джианна не могла ни ходить, ни разговаривать, она сумела преодолеть боль, и научилась многому.

Сегодня женщину сложно назвать ограниченной. Джианна ведет весьма активную жизнь. Хотя её мышцы на протяжении всей жизни были весьма слабо развиты, она упорно занималась спортом, что в конечном итоге привело её к победе в Лондонском Марафоне.

Большую часть своего времени Джоанна проводит, занимаясь социальными проблемами молодежи. Она призывает молодых людей всегда заботиться о своем здоровье, чтобы в будущем избежать подобных трагедий, которая произошла с ней.

Аборт на поздних сроках

3. Сара Браун (Sarah Brown)

Мать Сары Элизабет Браун также решила избавиться от неё, будучи на позднем сроке беременности. Женщина была на 36-й неделе, когда обратилась к врачу.

Доктор Джордж Тиллер (Geore Tiller)был известен во всем Канзасе, благодаря тому, что брался за выполнение абортов даже на последних сроках беременности. Не было зафиксировано ни одного случая смерти пациентки во время аборта. Это, несомненно, делало его хорошим специалистом в глазах общественности.

Матери Сары решено было сделать аборт с помощью хлорида калия. Однако, врач допустил ошибку, введя это вещество в мозг ребенка, а не в сердце. В результате, после смертельной инъекции Сара всё же выжила.

Девочка родилась незрячей. Её слепота стала следствием неудачного прерывания беременности. Примерно в пол года малышка пережила инсульт. Когда Саре исполнилось 5 лет, она умерла, накопив к этому возрасту целый букет различных заболеваний.

Доктор Тиллер был убит в 2009 году активистами одного из движений в защиту нерожденных детей.

Жертва аборта

4. Джозиа Пресли (Josiah Presley)

Кореец, проживающий в Оклахоме, является активистом одного из движений в поддержку беременных женщин. Джозиа и его коллеги делают всё возможное, чтобы отговорить женщину от прерывания беременности.

Сам молодой человек появился на свет после неудачного аборта. Мальчик выжил, однако у него искалеченные руки.

Маленького Джозиа усыновила американская семейная пара. Благодаря приемным родителям, мальчик получил возможность нормально жить и поправлять здоровье, которое некогда было искалечено врачом, делавшим аборт его матери.

Сегодня Джозиа занимается тем, что старается обратить внимание общественности на проблему, которая беспокоит многих. Аборт – это не выход. Именно такую мораль пропагандирует кореец вместе с другими активистами движения в защиту нерожденных детей.

5. Бренди Лозиер (Brandi Lozier)

Бренди Лозиер, уроженка Луизианы, также выжила после того, как мать девочки решила избавиться от неё, будучи на весьма позднем сроке беременности.

Для прерывания беременности женщина выбрала соляной аборт. После введения инъекции врач решил, что плод умерщвлен. Медсестры хотели распорядиться телом, как того требуют подобные ситуации. Однако, неожиданно малышка пошевелила рукой.

Девочка осталась живой после неудачного аборта и выжила, благодаря врачам. Сегодня Бредни также является активисткой одного из движений в защиту нерожденных детей.

Женщина, пережившая ужас аборта, призывает всех задуматься, прежде чем принять столь важное решение.

6. Имре Теглесе (Imre Teglasy)

Эта история уникальна тем, что мать Имре решилась на аборт самостоятельно, не прибегая к помощи врачей.

Родители мальчика были депортированы из своей страны. Женщина обнаружила, что ждет ребенка, находясь в ужасных условиях. Именно поэтому, несмотря на протесты мужа, решилась на прерывание беременности.

Вопреки уготованной ему судьбе, мальчик родился абсолютно здоровым. Однако, по словам Имре, на протяжении всей жизни у него складывались непростые отношения с матерью.

На сегодняшний день Имре является весьма уважаемым человеком, он получил докторскую степень в области литературы и оказывает помощь беременным женщинам, которые сомневаются, сохранить ли плод.

По инициативе Имре была открыта специальная горячая линия для помощи будущим мамам, которые особо остро в ней нуждаются. По утверждению психологов, в депрессию может впасть даже женщина, у которой всё складывается весьма благополучно в жизни.

Неудачный аборт

7. Клер Калвелл (Clair Culwell)

Биологическая мать Клер забеременела в возрасте 13 лет. Девушка обратилась в клинику, чтобы прервать беременность.

Аборт прошел успешно без каких-либо осложнений. Молодая женщина вернулась домой, однако спустя некоторое время стала замечать, что живот все же продолжает расти. Ей пришлось снова обратиться к врачам.

Доктор сказал ей то, чего она услышать никак не ожидала: девушка была беременна. Как оказалось, врачи устранили лишь одного ребенка из пары близнецов. Второго малыша доктора попросту не заметили.

Клер родилась очень слабым и хрупким ребенком. Роды были преждевременными. Нижняя часть тела малышки была в очень плохом состоянии.

Для того чтобы бедренные кости нормально срослись и девочка в будущем могла нормально ходить, срочно требовалась специальная физиотерапия, благодаря которой, малышка в своем развитии не отставала бы от своих сверстников.

Сегодня Клер находится в хороших отношениях со своей биологической матерью и даже называет её героиней. Ведь, когда девушка узнала о том, что вынашивает выжившего из близнецов, она не решилась на повторное прерывание беременности.

8. Керри Холланд Фишер (CarrieHolland-Fisher)

Кэрри стала нежеланным ребенком в своей семье. Девочка появилась на свет после неудавшейся попытки матери от неё избавиться. Всё детство бедняжка терпела насмешки со стороны сверстников по поводу её обезображенной внешности.

Она росла, понимая, что никогда не будет жить нормальной жизнью, что она не такая как все. Деформации тела не позволяли ей быть счастливой, а впоследствии иметь собственных детей.

Для неё стало настоящим ударом признание матери о том, что мать хотела от неё избавиться. Как оказалось, всем своим несчастьям в жизни девочка обязана, в первую очередь, своей матери.

Узнав о беременности, молодая женщина наглоталась таблеток, которые стали причиной того, что плод стал развиваться с отклонениями.

Керри пыталась покончить жизнь самоубийством. После неудавшейся попытки суицида она решила, что второй шанс в жизни ей дан не случайно.

Сегодня Керри счастливая жена, а в ближайшем будущем, несмотря на прогнозы врачей, станет матерью. Таким образом, девушка выжила дважды: после неудачного аборта и после попытки покончить собой.

Керри работает в одной из социальных организаций, чья деятельность направлена на то, чтобы помочь женщинам, оказавшимся в сложных ситуациях. Своими речами она старается убедить женщин в своей уникальности и красоте.

Был ли аборт?

9. Кейра Хармсворт (Keira Harmsworth)

Матери Кейры Челси было всего 16 лет, когда она поняла, что беременна. Она приняла решение о прерывании беременности, находясь на 10 неделе.

После посещения врача Челси находилась в полной уверенности, что избавилась от плода, однако продолжала чувствовать себя так, как будто была беременна. На то, что девушка всё ещё находилась в положении, указывали все симптомы.

Спустя несколько месяцев девушка повторно обратилась к врачам, которые подтвердили её опасения: Челси, действительно, беременна.

Девушка посчитала это знаком с небес и не решилась на повторный аборт. Она благополучно выносила плод. Несмотря на то, что девочка родилась с некоторыми физическими недостатками, Кейра росла счастливым и активным ребенком, который практически ничем не отличался от сверстников.

10. Финли Кремптон (Finley Crampton)

Финли родился в семье, где наблюдались очевидные проблемы со здоровьем. Его мать Джоди являлась носителем гена, который вызывал проблемы с почками у будущих детей еще в её утробе.

Своего первого ребенка женщина потеряла, второй родился с серьёзным заболеванием почек. Финли же появился на свет после неудачной попытки матери прервать беременность.

К сожалению, у новорожденного Финли врачи также констатировали отсутствие одной почки. Однако, малыш продолжал нормально развиваться, благодаря лекарственным препаратам.

Использованные источники: www.infoniac.ru

Младенец чудом выжил после аборта 16+

Шокирующий случай в Бурятии: ребенок, которого врачи признали мертвым, оказался живым. 16+

Ребенок появился на свет раньше срока. Мать мальчика сама обратилась за медицинской помощью, но уже после того, как у нее якобы случился выкидыш. Теперь и женщине, и сотрудникам гинекологического отделения придется ответить на вопросы полицейских.

Сотрудник патологоанатомического отделения Республиканской больницы сообщил коллегам о том, что ребенок, которого ему передали для захоронения, жив. Спустя несколько минут мальчика поместили в специальный бокс для интенсивной терапии.

В гинекологическое отделение младенца привезла мать. Отдала врачам сверток и объяснила: случился выкидыш. По словам женщины, больше суток у нее болел живот. Она думала, что из-за проблем с пищеварением.

Первым делом врачи взвесили ребенка и пришли к выводу, что ему не больше 20 недель. А жизнеспособным, согласно учебникам, является плод, появившийся на свет не раньше чем на 26-й неделе. Этого медикам было достаточно, чтобы признать младенца мертвым и отправить в морг.

Александр Архипов, акушер-гинеколог Республиканской клинической гинекологической больницы: «По срокам, это выкидыш, то есть не ребенок. Выкидыш произошел, по весу посчитали, что это выкидыш и нежизнеспособный. Там и легкие не готовы и прочее. И оставили так, без внимания».

Но все это время ребенок — и это врачи называют самым настоящим чудом — дышал. Мать новорожденного, по словам полицейских, нигде не наблюдалась. Не исключено, что имел место криминальный аборт.

Впрочем, эта версия маловеротна. Иначе зачем тогда женщина привезла мальчика в больницу? К тому же у экспертов достаточно примеров, когда пациентки не догадывались о своей беременности и на более поздних сроках.

Пока Елене не сообщили новость о сыне. Она в тяжелом состоянии лежит в той же больнице. Когда ей станет лучше, в палату пустят следователей. Пока же они пытаются дать правовую оценку действиям медиков.

Использованные источники: www.ntv.ru

Остаться в живых после выкидыша. Реальная история

Долгожданная беременность и выкидыш на раннем сроке. Как не сойти с ума

Слезы счастья

«Любимая, мне до сих пор не верится. Хоть прошли уже сутки с момента, как ты позвонила и попросила приехать с работы пораньше. Взволнованная, ты срывающимся голосом прошептала, что должна сообщить мне что-то важное. Я зашел домой и застал тебя заплаканную».

«Родной мой, это слезы счастья. Как долго мы ждали нашу беременность. Сколько я прочла медицинских статей, сколько форумов пересмотрела — моей одержимости хватило бы на освоение новой профессии. Вклеим этот тест на беременность в фотоальбом нашего ребенка. Сколько волшебных забот впереди, прям голова кружится».

«Совсем не рабочий настрой. Думаю только о тебе и нашем ребенке в твоем животе. Отныне, моя своенравная жена, никакого кофе и долгих часов за компьютером. И приучись отвечать на мобильный, я беспокоюсь».

«Ты совсем с ума сошел? Кому притащил столько фруктов? Я это и за всю беременность не съем».

«Ты сделалась дико импульсивной и непоследовательной, а твои страхи за ребенка передаются понемногу и мне. Придется набраться терпения, чтоб выдержать эти колебания настроений. А порой ты становишься такой беззащитной, что не оставлял бы тебя ни на час».

«Вся моя сущность, все мысли и мечты сосредоточены в приятной тяжести внутри. Спина ноет, живот тянет вниз, а подруга смеется: срок-то всего ничего, а уже неповоротливая, как утка».

Выкидыш

«Весь вечер ты не встаешь с кровати и жалуешься на боли. Позвонили гинекологу, успокоились: „Боли и даже коричневые выделения при беременности — это нормально“. Но все равно свожу тебя в клинику после выходных».

«Проснулась ночью и боюсь провести контрольным движением пальцев между ног. Пусть трусливо, пусть каждый раз замирая в тревоге, но я проверяла себя постоянно, а сейчас медлю. Решаюсь в одну секунду и тут же убеждаюсь, что случилось непоправимое: ладонь окунается в липкую влагу пижамных штанов, а нос вдыхает плотный запах крови.

Неожиданная апатия овладевает мной. Я не чувствую ничего, кроме невыносимого желания уснуть и больше не просыпаться. Вязкая лень путает мысли, и, сопротивляясь осознанию трагедии, я проваливаюсь в сон. Так организм защищает меня, отодвигая неминуемое потрясение».

«Меня будит хриплый вой — будто скулит овчарка, у которой отняли щенят. Ты лежишь на спине, испуганно трясясь и сжимая зубы. Я сажусь в кровати: „Что произошло?“. „Не знаю“, — беспомощно выдавливаешь ты и поворачиваешься ко мне спиной: „Посмотри“.

Красные пятна на постели, кровавый полукруг на твоей пижаме — как нож в горло, в грудь, в солнечное сплетение.

«Что там?» — дрожит твой голос, умоляя, будто от моей реакции зависит необратимое.

«Съеживаюсь от неготовности столкнуться со страшной правдой. Я жду и боюсь твоего ответа, желая оттянуть миг отчаяния. Медленно поворачиваю к тебе голову: отражение горя на твоем лице отнимает последнюю надежду. Ты размыкаешь искривленные состраданием губы».

«— Нет! — стонешь ты. — Не говори мне. Не говори, не говори!

Как загнанный в западню зверь ты панически накрываешь голову подушкой».

«Не желаю ничего знать. Впасть бы в беспамятство, чтобы не участвовать в том, что предстоит дальше: подтверждение врачей о гибели плода, чистка, а затем пустота в душе и теле».

Не смогла

«Прошло уже два дня. Перед глазами стоит картина: ты, вся в крови, не решаешься смотреть вниз и просишь вымыть тебя перед поездкой в „скорую помощь“. Не могу простить себя, что заранее не отвез тебя в клинику.

Ты встаешь с постели и выходишь в залу. На столе ждут пирожные. Я заварил к ним крепкий травяной чай — теперь опять можно. Слабо улыбаешься: „Спасибо“. Ты избегаешь смотреть на меня — прячешь страдание, стесняешься себя, непричесанную, поникшую, с бескровным лицом. А я люблю тебя сейчас сильнее и глубже, чем когда-нибудь.

Чтобы не смущать тебя, выхожу из комнаты. Оборачиваюсь у двери, и сердце сжимается: ты остановилась, закрыв глаза и бессильно прислонившись к стене. Я услышал твою безмолвную мольбу о нежности и поддержке».

«Упасть бы в обморок. Прямо здесь, за метр от тебя. Чтоб ты понял, как мне тяжело. Кожей чувствую твое приближение, и все внутри ноет от нервного напряжения. Ты берешь меня за плечи, разворачиваешь и прижимаешь к груди. Я стыжусь своей слабости и пытаюсь высвободиться, но ты держишь крепко. Твои руки гладят, любят, жалеют. И тогда я покоряюсь и тихо плачу: „За что?“.

В чем я ошиблась, почему не смогла уберечь ребенка? Хоть и помню слова врача:

— Обильные кровотечения — это не предупреждение об угрозе беременности, а результат ее окончания.

— Три дня назад, — говорила я врачу, — сильно тянуло поясницу и живот.

— Скорее всего, именно тогда и произошел самопроизвольный выкидыш.

— Нужно было сразу вызвать „скорую“?

— Может, к лучшему: все вышло само, и вы избежали чистки. Спонтанный аборт в вашем случае, скорее всего, был предрешен. УЗИ намекает, что эмбрион отсутствовал, и матка избавилась от пустого плодного яйца.

Значит, то, что я любила и ждала, что лелеяла и считала моим малышом — было всего лишь пустым плодным яйцом? Я чувствую себя уродом, не способным не только выносить ребенка, но даже зачать нормальный плод».

Мы выжили

«Моя умница. Бодришься, занимаешься делами — держишься. Но как только ложишься в кровать, безвольные слезы текут по твоим щекам. Не знаю, чем помочь. Ты выставила меня за порог своего страдания и присвоила себе права на совместную утрату. А ведь и мне плохо, пусть ты не желаешь этого увидеть.

Я лежу рядом, вспоминая нашу первую ночь в этой кровати. Сколько вечеров мы проговорили здесь обо всем, сколько смеялись, спорили, любили друг друга. Здесь я утешал тебя после каждого отрицательного теста. Ты успокаивалась и говорила, что твое счастье — в нашей любви. А теперь ты окольцована печалью, и мне нет места в вашем союзе».

«Пробуждаюсь в необъяснимой панике. Прислушиваюсь в темноте к твоему дыханию и захлебываюсь от внезапного счастья: ты жив, ты рядом. Прижимаюсь щекой к твоему горячему плечу. Ты — все для меня: мой ребенок, мой муж, друг и семья. Нежность растекается по телу. Горькое смирение еще крепче связало наши сердца, и общая боль крепкой нитью протянулась между нами.

Ты проснулся и с трепетом прижимаешь меня к груди. Я готова разрыдаться от остроты чувств.

— Мой родной. У меня есть ты, а у тебя есть я.

— Мы счастливы, мы будем счастливы, — уговаривают твои губы, целуя.

Ты ласкаешь осторожно, предупредительно. Мы оба растеряны, и каждый хочет уступить, а не взять инициативу. „Можно, можно“, — разрешаю, прошу я. Боль, отчаяние и злая обида на жизнь выливаются в яростную любовную борьбу. Это наш праздник победы над смертью: мы не сломались под ударом судьбы. Мы выжили».

Что дала мне неудавшаяся беременность

«— Кризис миновал, я излечилась, — говоришь ты за завтраком.

Слава Богу, думаю я. Уже хотелось сбежать из этого царства уныния — не мог дальше выносить твоей депрессии. Казалось, я снова в детстве, где мать вечно недовольна отцом, а он, прокисший в её бесконечных упреках, под любым предлогом увиливает из дома.

Приятно видеть, наконец, твою задорную улыбку и наблюдать, как ты увлеченно переставляешь сервизы на полках».

«Как только дверь закрывается за тобой, безнадежная тоска опускается на дом, как опускается ночь на город после ухода солнца. Снова слезы. Но я плачу уже не от самого ощущения потери, а от свежего воспоминания о страшном отчаянии, раздавившем меня тогда. Эти слезы вторичны, и страдания не первичны — грустно от прошлой грусти и больно от боли, которая пронзила меня после выкидыша. Достаточно вспомнить свою реакцию на трагедию, как слезы соболезнования капают из глаз. Неужели и горе мое уже ненастоящее, искусственно продлеваемое жалостью к себе?

Но мне вправду тяжело. Не знала, что так бывает. В то же время, я не ожидала, что смогу пережить такую трагедию. Те, кто не сумел выносить ребенка, казались мне глубоко несчастными, и я поражалась, как им удалось не сойти с ума, не покончить с жизнью. Но вот я на месте этих женщин, и продолжаю жить. Иногда тоска совсем исчезает, чтобы потом мучить с новой силой.

Я всегда была оптимисткой и шла по жизни с веселым убеждением, что все происходящее — к лучшему, что для счастья достаточно веры и позитива. Я мечтала о сильном красивом мужчине и, после нескольких ошибок юности, встретила тебя. Беременные женщины терпеливо улыбались с экрана моего мобильного — и я дождалась зачатия. Тут же, довольная успехом, установила заставку с изображением крепкого малыша и отметила в календаре примерную дату рождения будущего ребенка, зачитываясь его гороскопом .

Глупая, гордая в своей уверенности, я вела расчеты и строила планы. А жизнь лишь посмеялась надо мной. Все к лучшему — что? Что дала мне эта неудачная беременность? Мое тело измотано, душа разбита. Я приобрела смирение или потеряла веру? Раньше мне удавалось в любом поражении или разочаровании найти смысл. Но теперь как верить в логику жизни и ее благожелательность? Как идти вперед, зная, что вероломная судьба способна в любой день каждого, без разбора, выкрутить, согнуть и сломать? А безумно хочется верить в закономерность и справедливую упорядоченность жизни.

Хватит. Я должна притвориться перед собой, что все в порядке. Сработало: слезы кончились. Правда, голова раскалывается и бесконечно клонит ко сну.

В который раз проверяю мобильный: не написали ли чего подруги, может, хоть они чем порадуют. У них, незамужних, привычка делиться со мной приключениями и душевными смутами. Но после срыва моей беременности подруги ограничиваются редкими смс: «Как здоровье?». Они отгородились от меня, не считая теперь годной для общения, не знают, что сказать, чтобы не выдать, как им жаль меня. Их ежедневность бьет ключом, и подруги боятся проболтаться о своих радостях и увлечениях.

А я, может, жажду знать, что они были шокированы моим несчастьем, что им больно за меня. А потом пусть не скрывают, что их жизнь продолжается, и предложат мне, как раньше, новый фильм к просмотру или пожалуются на противную начальницу. Я не умерла, не свихнулась и все также способна быть интересным собеседником и внимательной подругой.

Заставляю себя выйти на прогулку. В моей душе темнота, но не чернеет горизонт, не гремит гром и дождь не топит улицы. В парке поют птицы и распускаются цветы, зеленая листва мягко качается на ветру.

Ноги ведут меня вдоль аллеи, и очередной прилив безнадежности маячит впереди. Я выхожу из тени деревьев, и солнечные лучи брызжут в лицо. И вдруг мудрость всей земли разворачивается передо мной. Словно во мне — опыт всех обиженных детей, сломленных женщин и мужчин, разочарованных стариков. Страстно хочется проникнуть в глубинные тайны мира, узнать откровения веков и делиться этим с людьми.

Мое естество обновляется и открывает в себе потаенное дно. Прежде мне виделось предназначение только в материнстве, которое оправдало бы смысл моего существования. Будущее казалось ясным и определенным: ежедневно лелеять свой живот, раз в неделю посещать женскую консультацию, потом — родить, кормить и воспитывать. Я собиралась защититься от мира, от самой себя и от реальной жизни, без остатка посвятив себя заботам о семье. Тогда все мои действия почудились бы мне важными, а вместе с этим и я сама поверила в свою нужность.

Нет! Функция жены и матери — не потолок для женщины. С воодушевлением ищу контакты творческой студии в нашем городе. Ура, послезавтра конкурсный отбор!»

Через несколько лет

«Так много произошло за эти годы. Ты стала неуловимой, увлеченной и безумно интересной. Как ты все успеваешь? Кстати, бывает такое, чтобы муж влюбился в жену, как дурак? Не смейся, попробуй развить эту тему в твоем следующем проекте».

«Любимый, не отвлекай! Своди лучше ребенка на аттракционы. Да, я вас тоже обожаю».

Использованные источники: www.7ya.ru

Похожие статьи